ЛОГОС И АНТИЛОГОСЫ – Βιβλία Αλήθειας – Truth Legacy Books

ЛОГОС И АНТИЛОГОСЫ

ЧУДЕСА НЕБЕСНЫЕ – ПОТАЁННЫЕ ИСТИНЫ
КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Девятая Книга

A- A A+

1. САМОЕ ОБЩЕЕ

Совершенно закономерно, что каждое произведение в соответствии со своим содержанием, может вызвать у читателей какой-то отклик или противодействие. Эти реакции, очевидно, различаются по сути, тону и характеру, в зависимости от источника, из которого происходят.

Настоящий труд, представленный уже двумя изданиями: «КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Восемь Книг Истины» и «ЧУДЕСА НЕБЕСНЫЕ – ПОТАЁННЫЕ ИСТИНЫ (КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Девятая Книга»), может послужить причиной для множества самых различных реакций, в большей степени, нежели среднестатистическая книга. Одни из этих причин будут лишь поводом, а другие настоящими причинами – внешними или более внутренними, осознанными, а некоторые бессознательными, которые лишь воспринимаются как осознанные.

Без сомнения, обоснованные или безосновательные поводы и причины для таких мыслей – от положительных до отрицательных, – со стороны любого, будь то люди, составляющие какие-то научные или религиозные круги, или нет, может вызвать сам факт двустороннего общения с невидимым миром, непривычный способ написания текстов книги (телепатическая диктовка), названный источник диктуемых текстов («Спутники») или нежелание С.С. открыть публике своё имя. Подобным же образом, тайны невидимого мира – неведомые всем или неведомые большинству из нас природа некоторых вопросов, которые извечно вызывали трения, такие как множественные воплощения, и наконец, попытка хоть немного усомниться в установленных навечно догматах, также служат источником разнообразных реакций.

Мне лично кажется, что гораздо большую душевную пользу приносят мысли о том, что именно написано в книге, чем о том, как и кем она написано: это уже темы для научных поисков.

Исходя из моего собственного опыта, из моих попыток осмыслить написанное – с тем, чтобы в результате максимально приблизиться к истине и максимально отдалиться от её противоположности, я делюсь здесь с читателем своим подходом к настоящему произведению и своим пониманием его содержания.

Я обязан, тем не менее, подчеркнуть, что, как эту книгу, так и все тома «КНИГ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ», следует изучать, их недостаточно просто прочесть.

2. ТЕЛЕПАТИЧЕСКАЯ ДИКТОВКА – ПРОВИДЧЕСКАЯ ДУХОВНОСТЬ

Является непреложным фактом, что наука в течение последних десятилетий, посредством бесчисленных опытов, занималась и занимается во всём мире явлениями, которые многие, как несведущие, так и знающие, неудачно (на мой взгляд), называют «парапсихологическими». Среди множества других книг и изданий, впечатляют многолетние опыты, описываемые в книге Генри Гриса и Уильяма Дика.8 Наш разум, побуждаемый подобными исследованиями упомянутых явлений, осознаёт, что с одной стороны, «логика» это не всегда истина, а с другой стороны, – то, что вне «логики» не всегда отдаляет нас от истины.

К подобным заключениям пришёл в США, среди многих других, и выдающийся, известный своими публикациями, профессор психиатрии Брайан Вейсс, который – как и я в прошлом, – в течение своего обучения в высших медицинских учебных заведениях никогда не сталкивался с такими вопросами, и не имел о них никакого представления. Доктор Вейсс сделал свои выводы на основе сеансов лечебного гипноза,9 метода, широко известного в сфере медицины уже много лет.

Подчёркиваю, однако, что случай С.С., очевидно иной, чем случаи с гипнозом, и, по мнению науки нейропсихиатрии, с которой связан и я, ещё более интересный. Поскольку очень важно, чтобы каждая тема рассматривалась строго индивидуально, и чтобы удалось избежать неопределённых отсылок, особенно в темах тонких, я расскажу более подробно о научных знаниях, касающихся возможностей ума и мозга, в моей следующей работе, а также, более конкретно, о телепатическом письме С.С.

И всё же, независимо от каких бы то ни было научных опытов, теорий и практик, Панос Лигоменидис, выдающийся учёный, академические успехи которого известны как в Греции, так и за рубежом, сообщает нам, что:

«Уход […] от ограничений знания […] может быть достигнут глубокой медитацией или нацеливанием на трансцендентное общение с «истиной», или же вдохновением, или даже интуицией, процессами, которые обычно предшествуют научному открытию, как это показала история научного исследования»10.

«[…] сами исследователи могли некогда прибегать к таким (мистическое провидение) или подобным трансцендентным состояниям для озарения и вдохновения. Известно, что великие учёные-физики – Эйнштейн, Паули, Шрёдингер, Гейзенберг и другие, – обратились к мистицизму»11.

«[…] мы должны сделать заметным сближение провидческой духовности и эстетики, религиозности, литературы и искусств с рационализмом науки»12.

3. «СПУТНИКИ»

Совершенно естественно, что каждый читатель этой книги будет задаваться вопросом об этих светлых нематериальных существах, которые называют себя «Спутниками», и которые упоминаются как источник продиктованных записей, составляющих содержание этого произведения, как и большей части всего труда «КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ». Размышляя над этим вопросом, я пришёл к следующим заключениям. Прежде всего, разве мы как Христиане – учёные или нет, не принимаем существование Святых и Ангелов? Помимо знания об их существовании, разве мы не принимаем того, что Святые и Ангелы играют в нашей повседневной жизни активную роль, что они «поддерживают» нас, особенно, если мы призываем их на помощь, разве мы не знаем также, что их активные действия полностью подчинены Воле Божией?

Ибо Ангелам Своим заповедает о тебе – охранять тебя на всех путях твоих: на руках понесут тебя, да не преткнешься о камень ногою твоею13.

Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного14.

Впрочем, разве в этой же сфере деятельного участия в жизни людей не находится и то понятие, которое первоначально выражала сама их характеристика, то есть: «приносящий весть, радостное сообщение»? Конечно, с исторической точки зрения ясно, что эта роль – пусть даже настолько важная, что от неё происходит определение их сути,15 – не часто встречается и вечно вызывает священный трепет, а также и вопросы, и сомнения или даже страх16. Тем не менее, для Христианина их историческое присутствие и участие в становлении совершенно приемлемы, как в эпоху Ветхого, так и Нового Завета.

Вы, которые приняли закон при служении Ангелов и не сохранили17.

Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твёрдо, […]18.

И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, […]19.

Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах20.

4. ПРОЯВЛЕНИЯ ДУХА

Как в религиозных кругах, так и в сообществах приверженцев «логики», которые не верят, преобладает в целом необоснованная, но всё же «логичная» мысль, которая, как и многие другие, стала в ходе веков чем-то вроде догмата: логично, чтобы достоверные богословские истины и религиозные реалии доверялись бы Богом только духовенству и монахам, а не народу.

Так что, если простой человек – очевидно, не безгрешный, как и все на Земле, в том числе и Святые, обретёт такой дар как плод своей «святой жизни», которой всем Христианам следует искать (ведь Евангелия и Послания Апостолов обращены ко всем без исключения), это немедленно приписывается нечистому духу.

Лёгкость, с которой такой дар приписывается демону, вместо Триединого Бога и Святого Духа, не является, тем не менее, чем-то новым для народа или духовенства. Тот же аргумент был брошен жречеством и толпой против Самого Триединого Бога–Христа нашего, когда он, как Бог, решил дополнить или даже изменить Закон–Слово Триединого Бога–Отца, который был доверен им на сохранение.

Народ сказал в ответ: не бес ли в Тебе21?

Не правду ли мы говорим, что Ты Самарянин и что бес в Тебе? Иисус отвечал: во Мне беса нет22.

Иудеи, старались, кто с лучшими, а кто с худшими намерениями – как и сегодня, защитить как своё вековое Священное Предание, так и свою примитивную логику:

Иудеи сказали Ему: теперь узнали мы, что бес в Тебе23.

Многие из них говорили: Он одержим бесом и безумствует; что слушаете Его24?

Однако такое же обвинение было предъявлено и равноангельскому Святому Иоанну Крестителю:

Ибо пришёл Иоанн, ни ест, ни пьет; и говорят: «в нём бес»25.

Ещё до той эпохи, когда воплотился на Земле Христос, то же «доброе намерение» «оберегать Священное Предание» имели и их предшественники.

Вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши26?

Напрасно было заверение Господа, что:

Не думайте, что Я пришёл нарушить закон или пророков: не нарушить пришёл Я, но исполнить27.

Меня беспокоит содержание и тон высказываний некоторых религиозных фанатиков, представителей нашей Церкви, которые, очевидно, просмотрели, что наша Христианская религия, как дополнение и изменение Закона Божьего, не была доверена самим Христом знатокам Ветхозаветного Закона. Поэтому они, по прошествии веков после передачи Триединым Богом-Отцом Закона через Моисея, с фарисейским упорством и лицемерием дошли до того, чтобы помешать народу познать истинное «царствие Небесное». Может быть, история повторяется?

Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что затворяете Царство Небесное человекам, ибо сами не входите и хотящих войти не допускаете28.

Сам Христос был Тем, кто отобрал по Его собственным критериям тех, кому были переданы дополнительные сведения о Триедином Боге и о становлении. Наша Христианская религия сначала была доверена простым и чистым сердцем рыбакам – простым людям, а затем и распространилась благодаря им же! Также, с тех пор ещё повелось: «мир вас ненавидит»:

Не вы Меня избрали, а Я вас избрал29.

Но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир30.

Спрашивается, насколько трудно – особенно для тех, кто считает себя правоверным Христианином, понять эту простую вещь: что Триединый Бог всё решает – не нарушая, однако нашей свободной воли! Что так же, как Христос Сам избрал Своих Учеников, так Святой Дух Сам решает по собственным критериям, когда Он задышит, на кого «снизойдёт», какие божественные дары раздаст и по сколько, – и что всё это касается всего тела Церкви, народа и духовенства, и даже всего человечества, всей Земли и всей Вселенной, «видимой» и «невидимой».

Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь31.

При засвидетельствовании от Бога знамениями и чудесами, и различными силами, и раздаянием Духа Святого по Его воле32?

Дары различны, но Дух один и тот же; и служения различны, а Господь один и тот же; и действия различны, а Бог один и тот же, производящий все во всех. Но каждому даётся проявление Духа на пользу. Одному даётся Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом; иному вера, тем же Духом; иному дары исцелений, тем же Духом; иному чудотворения, иному пророчество, иному различение духов, иному разные языки, иному истолкование языков. Все же сие производит один и тот же Дух, разделяя каждому особо, как Ему угодно33.

Я не думаю, что было бы так трудно понять вышесказанное, если бы в нас не доминировала надо всем главная, извечная проблема-страсть: эгоизм. Тот эгоизм, который в теории может приписать каждое действие Мудрости и Суду Господнему, однако на деле этому препятствует ребячливое: «Почему он? Зачем ему? И кто он такой, чтобы…?»

Братия! не будьте дети умом: на злое будьте младенцы, а по уму будьте совершеннолетни34.

Видимо, некоторые считают, что пожелания Апостолов о «причастии Святого Духа» в стольких Посланиях Нового Завета, являются либо «пустыми» пожеланиями – так что в них отсутствует реальное содержание, либо адресуются духовенству и монахам, то есть «не предназначаются» для «всех нас». Один из многих примеров:

Благодать Господа нашего Иисуса Христа, и любовь Бога Отца, и общение Святого Духа со всеми вами35.

Признаюсь, я нахожу интересным, что Апостол Павел обратился к нам со следующим ясным призывом:

Достигайте любви; ревнуйте о дарах духовных, особенно же о том, чтобы пророчествовать.36

Ибо все один за другим можете пророчествовать, чтобы всем поучаться и всем получать утешение.37

Может быть, лучше признаться, здесь Апостол Павел, очевидно, упустил тот факт, что рядом со всеми духовными дарами выжидают момента и нечистые демоны, на чём так усердно настаивают религиозные деятели, забывая, что для каждой силы – человека ли или иного существа – верно следующее38:

Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше.39

5. ПУТИ ОТКРОВЕНИЙ

Упомяну лишь два – из бесчисленных примеров, чтобы мы усвоили тот факт, что Святой Дух действует как Ему угодно, и проявляется это разнообразно, даже в целях распространения Истины.

Икона Богородицы, после находки которой в 1823 году, был выстроен одноименный храм на о. Тиносе, была явлена посредством видений Святой Пелагеи, монахини. Иначе нам были явлены Святые в Ферми40 на о. Лесбосе, в 1959 году. Разве не были они простыми необразованными людьми, те, которых избрала Божественная Воля и которых она «сверхъестественно» направляла? Или же нам следует искать «научного подтверждения и интерпретации» этого события? Где-где, а в религиозных кругах известно, что было зафиксировано множество случаев божественных откровений простым людям.

Ещё более необычна история Богородицы Скрипу, в Орхомене в Беотии. Кому сверхъестественно открылась Богородица, и тем самым спасся Орхомен: православному ли духовенству и народу или не православным «еретикам», немецким солдатам, то есть тем, кто уже убил стольких людей и кто собирался убивать дальше? Или учёные способны объяснить механизм внезапной остановки танков и внезапной вспышки «бреда», благодаря которой нацисты вдруг побратались с местными жителями, и с тех пор вместе праздновали это событие до самой своей старости?

6. ОБОЛЬЩЁННЫЕ ЛЖЕПРОРОКИ ВСЕХ ВРЕМЁН

Тем не менее, было бы крайне легкомысленно, особенно в наше время, не учесть предупреждения о появлении лжепророков (со знаниями и способностями поистине сверхъестественного происхождения), существование которых требует способности различать одних и других.

Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света, а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды41.

Нет сомнения, что сегодня нам доступно огромное количество книг и сайтов в сети, на многих языках, которые утверждают, что их тексты происходят от «истинных светлых источников невидимого мира, или света, или даже самого Бога». Богословы, наши Отцы, нас предупреждают, что для опознания таких лжепророчеств требуется смирение, знание и умение различать. Также, в помощь нам, Новый Завет содержит такое сообщение:

Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире42.

Никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым43.

Ибо мы Им живем и движемся и существуем44.

«“Им” обретаем понятие Божественной Сущности, «Им» обретаем сознательность Высшей Сущности […]»45. Представитель какой бы то ни было религии, с лучшими или худшими намерениями, учащий в бесчисленных публикуемых им книгах любви и солидарности, и свету, и апокрифам в качестве посвящённого в тайны Божества и Вселенной, мне представляется действительно обольщённым, если ему – как Посвящённому! – неизвестно, что Бог наш пришёл на Землю с определённым именем: Иисус Христос. Глава «Посвящения» в настоящей книге, как я считаю, прекрасно раскрывает и объясняет данный вопрос.

И всё же Божественный семенной Логос уже давно был дан всем людям Земли – даже тем, кто в настоящее время относятся к другим религиям или идеологиям, и это уже вопрос их развития во времени и в пространстве, изберут ли они путь дальнейшего сближения с Истиной или нет.

«Не потому, что учение Платоново совершенно различно от Христова, но потому, что не во всем с ним сходно, равно как и учение других, как-то: стоиков, поэтов и историков. Ибо всякий из них говорил прекрасно потому именно, что познавал отчасти сродное с посеянным Словом [нетварным, предвечным, присным, единосущным Словом Божиим]»46.

7. С.С.

Как подчёркивал Эммануил Пападояниис, предваряя некоторые из восьми его книг, С.С. пребывает в совершенном бодрствовании в продолжение телепатического восприятия текстов, не находится ни под гипнозом, ни под воздействием каких-либо веществ. Сама она написала в 2002-ом году, в прологе первой книги «Круга Харит»:

«Должна пояснить, что я никогда не получала таких продиктованных телепатических сообщений, находясь в состоянии гипноза или в состоянии, когда бы мной овладевала какая-то духовная сущность. Напротив, особым элементом в передаче сообщений, который предшествовал процессу создания этих документов духа, были сознание необходимости абсолютной трезвости и бодрствования для умственной концентрации, совершенной изоляции мышления от различных внешних раздражителей, которые мешают освободиться и чётко настроиться на сигнал из вселенной, в самом существе моей сознательности».

Помимо самой возможности какого-либо двустороннего общения с невидимым миром, несомненное влияние на наше восприятие феномена, как учёных или как общества, оказывают «личность» или «свойства» человека, вступающего в это общение, то есть, тот ярлык, который наклеен нашим общественным восприятием на данный феномен или данного человека.

Уже зная С.С., я свидетельствую, что она не желает какого бы то ни было признания или обогащения (ни экономической выгоды, ни церковного признания, ни общественного возвышения). Ей даже не приходится просить о той информации, которую ей передают! Будучи выпускницей Университета им. Аристотеля в Салониках, она не использует тот дар, который был ей дан, когда она стала уже взрослой, для покрытия своих бытовых нужд. В жизни ей не раз приходилось бороться с различными обстоятельствами, и она с глубокой верой молится Христу, Богородице и Святым. Участвует как Православная Христианка в религиозных и других мероприятиях местного сообщества. Не относится ни к какой «околорелигиозной», «мистической / тайной» организации. Хотя она и получила высшее образование, её собственная устная и письменная речь не «со-образна» той точности формулировок и понятий в текстах, которые состоят из сотен страниц и объединяются впечатляющей логической последовательностью (не обязательно стилистической или лексикологической, поскольку её вышеназванные источники, «Спутники», не имеют какой-то одной или единой «духовной идентичности»). После каждой диктовки, чтение текстов, записанных ею самой, вызывает у неё неподдельный трепет и исполненный удивления интерес к их содержанию, как и у любого заинтересованного читателя. О С.С. и о ходе нашего знакомства, я в будущем напишу больше. Пока нам необходимо уважать её желание остаться анонимом.

Послушайте, братия мои возлюбленные: не бедных ли мира избрал Бог быть богатыми верою и наследниками Царствия, которое Он обещал любящим Его47?

Господи! как умножились враги мои! Многие восстают на меня48.

8. ВОПЛОЩЕНИЯ

Путь души после смерти составляет предмет религиозных споров. Я считаю, что каждому заинтересованному нелишне будет изучить все мнения, высказанные на этот счёт – как бы то ни было, это касается пути, предстоящего каждому из нас. Спрашивается, кого не интересует его будущее, о котором все, однако ж, согласны, что оно связано с его настоящим – по пословице: «Что посеешь, то и пожнёшь!», и в этой жизни, и в иной.

Первое, что я вынес из настоящего исследования, это, что речь идёт о проблемах, которые деятельно занимают Церковь уже шесть столетий, не просто как мнения простых людей, а на уровне жесточайших споров между важнейшими церковными деятелями. Ориген является одним из значительнейших Отцов Церкви, признанным автором колоссальных трудов, и одним из самых известных, однако не единственным, кто высказал на многие вопросы мнения, непохожие на преобладавшие в тот хронологический период. Эти мнения были распространены среди тысяч Христиан в течение нескольких сотен лет. Так что, я не считаю, что должно пренебрегать или замалчивать точку зрения таких просвещённых людей, даже если отдельные формулировки их отчасти ошибочны или не находятся в согласии с принятыми догмами Церкви.

Вторым заключением, сделанным мной, было заключение о неоднородности формулировок во всех зафиксированных теориях. Эта неоднородность в формулировках проистекает в некоторой степени от того, что понятия «переселение души», «перевоплощение» и «смена тела» не являются идентичными, за исключением редкого и в определённых местах использования их как взаимозаменяемых. Проблема усложняется ещё больше, так как термины «душа», «плоть», «тело» хотя и очевидно различны, однако имеют множество близких значений, которые порой проникают одно в другое. Я нашёл, что эта неоднородность касается теорий и аргументов всех сторон и что в неё включаются и формулировки современной интеллигенции и духовенства, и Отцов нашей Церкви, и древнегреческих философов и представителей-выразителей-сторонников бесчисленных религий, догматов и теорий во всём мире и во все века.

Третий вывод, сделанный мной таков: несмотря на сохранность некоторых источников, в которых сформулирована какая-либо точка зрения, будь то отдельные абзацы Ветхого и Нового Завета, или труды Оригена, Платона, Святого Василия, Святого Григория Нисского и других, подлинных источников мало, они коротки и неясны, и подробный анализ и пояснения каждого свидетельства невозможны. В результате мы, видим, что в вопросе о перевоплощении – как и во стольких других, как сторонники, так и противники этой теории, вынуждены были использовать одни и те же источники, чтобы подкрепить своё мнение. Ориген написал тысячи трудов, из которых сохранилось совсем немного и любопытно, что среди них есть высказывания, которые сам автор подозревал в том, что их намеренно фальсифицировали.

В этой книге, информация, раскрывающая темы перевоплощения, обнаруживает чёткие и существенные отличия от большей части теорий, зафиксированных на протяжении веков, за исключением лишь какой-то общей основы. Приставка «пере-» вообще не ставится перед термином «воплощение», по-видимому, по причине неясности или недоразумения, которое она вносит в понимание действительности. Для начала, поясняется причина и способ каждого цикла наших воплощений на Земле, необходимых для построения нашего индивидуального опыта. Объясняется, также, почему постепенно, по прошествии столетий, когда мы духовно созреваем, становится необходимым знание причин и цели наших воплощений. Некоторыми высказываются опасения, что если люди будут знать о возможности множественных воплощений для духовного совершенствования, они не станут бороться за него в настоящем. Опасения эти можно развеять следующими соображениями: ни уверенности в самой возможности следующего цикла, ни знания о том, «где» в безграничной Вселенной оно осуществиться, нет. А, кроме того, каждый наш поступок нас преследует в пространстве и времени, так что принцип «как аукнется, так и откликнется» не имеет срока давности. Высшее прощение – необходимое нам всем – чётко и осмысленно различается от такого «удобного» списания со счёта. Наконец, подтверждается, что и циклы воплощений должны прекратиться перед Вторым Пришествием и Судом, принятыми всеми христианскими сообществами, но о которых никому неизвестно, когда они совершатся. Потенциальная возможность множественных воплощений объясняется с точки зрения общего понимания границ Божественного Провидения и Милосердия, а также свободы выбора. Каждое человеческое существо может ныне узнать, что теперь с каждым его воплощением оно «расплачивается или же ему воздаётся соответственно его извечно свободному выбору», но также и что «абсолютная свобода должна оправдывать причину этих множественных воплощений и совершенствовать природу человека, а не мешать ей своей неразборчивостью»49.

Множество потенциальных воплощений является реальностью. Поскольку на данную тему уже пролито достаточно света, мне думается, что и доброжелатели из «консервативных кругов» могут успокоиться, и «сторонники прогрессивных взглядов» определиться с границами.

9. ВРАГИ И УСТАНОВКИ (ДОГМАТИЧЕСКИЕ)

Бегло упомянув о поводах к ответной реакции со стороны некоторых научных и религиозных кругов, я хотел бы теперь сказать о более глубоких, даже эзотерических причинах подобных реакций. Одна из них – это то, что в данном труде содержатся истины, множество истин. Раскрытие и утверждение какой бы то ни было истины без труда и сопротивления – дело в истории небывалое. Каждой истине, не говоря уже об Истине, придётся столкнуться со многими напластованиями, которые чаще всего – чтобы не сказать всегда, существуют во взаимосвязи с невежеством, забвением, с интересами истеблишмента, с навязчивыми идеями, с эгоизмом, с обольщениями, с равнодушием. Когда всё вышеназванное относится к людям, опускающимся до поведения толпы или массы, проблема усложняется. Конечно, правильно было бы учесть, что появлению этих страстей и напастей некто содействует:

Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных50.

Однако в какой степени имеем мы право оправдываться этими словами, если данная цитата продолжается следующим образом:

Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак, станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого51.

Другая причина для ответной реакции, неразрывно связанная с первой, это высвечивание понятий и вопросов, которые исторически отстаивались религиозными, научными и общественными деятелями как догмы. В случаях, когда речь идёт о догматах, пласты, о которых я говорил, выше, то есть стены воображаемых крепостей толще. К тому же, они деятельно охраняются силами, которым дан соответствующий приказ. Это силы на Земле, сражающиеся за «земное».

Как очень верно отметил один мой знакомый: «Догмы имеют две стороны: 1) структурную основу, на которой строится идея, 2) одобрение тех небескорыстных правил, которые были установлены [и которых придерживаются] некоторые, чтобы обеспечить интересы своей власти».

10. ПРЕДПОСЫЛКИ ДУХОВНОГО ПРОГРЕССА

Давайте посмотрим, чем должен обладать тот, кто сумеет принять некую истину – и в дальнейшем новую догму, которая будет иной, нежели та, в которую он верил или знал до этого, или же будет дополнять прежнюю. Считаю, что те же предпосылки необходимы и для отказа от собственного ошибочного мнения.

Первое, что необходимо, это доброе намерение. Не следует путать недоверие с намерением. Человек с дурным намерением не хочет убедиться. Напротив, мысль недоверчивого, но с добрым намерением человека, бодрствует, и сам он представляет разумные и основательные аргументы за и против какого-либо тезиса, как самому себе, так и в беседе с другими. Веруя же хоть самую малость, он ставит эти вопросы и самому Богу, прося каким-либо путём, когда-нибудь просветить его.

Второе – это расположение к поиску, к исследованию по словам: «Исследуйте Писания» (От Иоанна 5:39). Равнодушный к этим вопросам, ленивый и тот, кого «устраивают» исследования других и написанное ими (даже если «другие» это все наши Святые Отцы Церкви) не может перейти к изучению догматов. Почивший на Священном Предании Святых Отцов Православной Церкви не чувствует нужды приступить к собственному исследованию. Он почиет на несомненной святости Отцов Церкви, он почиет на всей глубине веков, на протяжении которых Священное Предание было принято, и занят только пересмотром или обновлением своего быта. Большинство людей не предоставляют себя поискам искренно и самоотверженно, а потому становятся постепенно неспособными к обучению. Таким образом, догма – это их оплот. Догматы совершенно необходимы для младенческой духовности. Без догматов общества ожидает крушение.

Третий необходимый элемент – это отвага. Не стану здесь распространяться о страхе и дерзновении, поскольку это является одной из основных тем настоящей книги, раскрываемой в различных её главах, а не только в главе «Уровни Страха – Отваги».

Ибо все, водимые Духом Божиим, суть сыны Божии. Потому что вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе, но приняли Духа усыновления, Которым взываем: «Авва, Отче!»52

Искажённый образ карающего Бога-мстителя, у которого только посмей задаться вопросом или помыслить или заговорить на запретные темы догматов, и он тебя накажет, теоретически был бы хорошим оправданием такого страха, если бы был правдой… К сожалению, извечная реальность человеческой жизни такова: некоторые представители не Бога, а Церкви способны присваивать власть, которая была им дана, и даже карать «беспокойных» верующих из своей паствы, по причине того, что несмотря на лучшие намерения, их личные представления о Боге ложны. И подобные представления имеют, к несчастью, миллионы последователей каждой религии.

В конце концов, Христианин призван Христом дерзнуть отречься от самого себя – от представлений, сформированных им и сформировавших его в мире, – и следовать за Ним, чтобы когда-нибудь, наконец, найти свободу, которая освободит его не только от тех пут, которые ему знакомы, но и от тех, которые он не замечает:

Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною.53

И познаете истину, и истина сделает вас свободными.54

Одновременно, под разумными предлогами и под видом защиты от демона, от ереси, от опасности быть отделённым от тела Церкви и, наконец, защиты от самого вечного Ада, некоторые представители Церкви предают суду верующего, если он только отважится неподдельно и по существу заинтересоваться вопросом а) о содержании Писаний, б) о толкованиях, сделанных действительно просвещёнными Богом Святыми Отцами Церкви, в) о толкованиях Писаний и текстов Святых Отцов людьми, которые прослыли богословами в различные эпохи, г) об определениях, то есть решениях, вынесенных Вселенскими Соборами, а также о тех факторах, которые повлияли или обусловили их (политические и военные нужды власти, культурная дифференциация и различия в представлениях и менталитете в центрах выдающейся богословской мысли из-за эмоциональных привязанностей и душевного склада учителей)55, д) о той непрочности, которая скрывается за «освящённым веками» Священным Преданием, если учесть, что на Земле оно сосуществует со слабой и несовершенной стихией человеческой природы, под влиянием которой наше знание фактов размывается.

В конце концов, надлежащее уважение к Богу, к Святым Отцам, к телу и Священному Преданию Церкви замутняется и у духовенства и у народа необоснованным страхом и условным смирением, а вернее униженной нерешительностью в образе мыслей, в понимании и в поведении. Даже в считающихся религиозными прослойках народа, оно замутняется ещё более тем, что игнорируется суть, поскольку большая часть простых людей вообще не читали Новый Завет и отеческие тексты, их «устраивает» трактовка просвещённых представителей Бога.

Неоспоримо, всё же, что тот, кто пожелает отвергнуться себя56, должен прежде отважно побороть собственные догматы, а затем уже заняться догмами Церкви.

11. САМОПОЗНАНИЕ И СВЯЗАННЫЕ С НИМ ВОПРОСЫ

Человек в каждую из эпох был призван познать самоё себя, познать, что он есть – обрести знание самого себя. Самопознание – это термин, широко используемый в наши дни, но он по-разному понимается людьми. Тот, кто решится на это и попытается, только по собственной воле, с любовью к радостям и с приятием трудностей этого пути, будет опираться как на собственные, так и на чужие знания и опыт, согласно личному призванию и тому окружению, в котором он живёт (семейному, социальному, политическому, религиозному, культурному). В противоположность тому, что говорится и пишется, самопознание абсолютно точно не является практичным методом для интеллектуально-чувственного перехода на уровень, где можно просто ощутить блаженство и умиротворение вдали от бытовых забот. Самопознание немыслимо без признания и приятия существования души.

Таким образом, встают взаимосвязанные вопросы – не только теоретические, но порой и практические: что есть душа, что есть высшее Я, что есть разум, что есть дух, что есть мысль, что есть мозг, что есть характер, что есть личность, что есть чувство, что есть я, что есть сознательное, подсознательное, бессознательное – индивидуальное и коллективное? Находится ли разум в мозге, а чувство – в сердце? Каково происхождение души, каков смысл её существования, каков её путь в пространстве и времени? И где находятся душа, высшее или глубочайшее Я? Оно глубоко внутри нас, вокруг нас, рядом с нами или же где-то далеко от нас, на небесах? Как связаться с ним? Можем ли мы каким-то практическим способом проникнуть в него или «подняться» к нему, или «спустить» его к себе? Как это соотносится с тем, что на востоке называется различными энергетическими телами человека? Как, наконец, связаны между собой все упомянутые понятия-сущности? Как они проявляются в человеческом теле и во всей целостности нашего существования? Как соотносятся с медицинскими знаниями и новейшими научными визуализирующими методами исследования, когда можно наблюдать, как активизируются и высвечиваются области мозга в зависимости от мыслей, воспоминаний и чувств? Как объясняет наше научное и эмпирическое знание воздействие натуральных или синтетических химических веществ и электромагнитных полей на разум и на чувство? Как интерпретируется врачами опыт многих тысяч людей, описавших пограничные между жизнью и смертью состояния, или пережитое на лечебных сеансах гипноза? Как это соотносится с остальными точными науками? Что наследуется через ДНК? Что постепенно меняется в нашем понимании ДНК, окружающей среды и их взаимовлияния? Что меняется в понимании действительности при учёте данных квантовой физики?

Вопросы, касающиеся нас самих и окружающего нас, видимого и невидимого, мира поистине неисчерпаемы. Можно сказать, что сегодня мыслящие люди находятся во всё более напряжённых поисках актуализированной целостной картины самих себя и мира, который их окружает, и которому они принадлежат. Они ищут актуализации слова, роли, позиции и границ как науки в каждой её отрасли, так и религии, как тех факторов, которые, в конце концов, формируют общественные системы и оказывают влияние на наш индивидуум.

Панос Лигоменидис, этот блестящий учёный, который достиг наивысшего звания и был избран президентом Академии Наук – то есть «жреческой» ступени в научном сообществе, пишет в своём пятитомнике «Становление» о науках:

«Это требование времени и должно быть, небывалая прежде возможность к побуждению теологии и религиозной мысли, вместе с философией, провидением, наукой и искусством, оказать помощь в духовном обновлении научных теорий о действительности, о физическом мире, о роли человека в нём […]»57.

Параллельно с призывами, целью которых является обновление науки, автор говорит об обновлении понимания богословских и философских вопросов:

«[…] впервые в истории человеческой мысли новая физика нашего века и наука информатика дают научную базу для тщательного исследования традиционных фундаментальных философских, даже религиозных вопросов. Исследовательский подход на этот раз будет строиться не на философских аксиомах или на религиозных догматах и абсолютных ценностях, а на поисках истины, на понимании реальности нашего мира, которая вытекает из наблюдения и теоретизирования»58.

Наконец, он приходит к выводу, что:

«Чтобы охватить понятие реальности, эволюционного развития физического мира и измерения времени, красной нитью проходящего через «существование», надо связать исследования точных наук, особенно физики, информатики и биологии, с гуманитарными знаниями, с философией и теологией»59.

Даниил Сахас, профессор-религиовед мирового уровня, много лет сотрудничающий с Университетом Уотерлу в Канаде, написал прекрасную книгу, «Семя Авраамово», которую, как я считаю, следует прочитать всякому в той новой многокультурной действительности, в которой мы живём.

«Христианская теология находится в развитии, пока существуют Христиане и Христианские вероисповедания, которые продолжают заниматься проблематикой Христианского учения, которые чувствуют потребность исследовать его далее и желают подать его на современном языке и в свете постоянно возникающих новых вопросов и обстоятельств»60.

Не думаю, что «дальнейшее исследование», которое упоминает автор, означает разрыв с прошлым или непочтение к Священному Преданию Христианской Церкви. Напротив, я считаю нашей святой обязанностью постичь его как в человеческих реалиях прошлого, так и в его вечности, чтобы оно позвало нас углубиться по-настоящему в его богатство, и с непосредственным пиететом сделать его частью своих будней.

12. ОТКРОВЕНИЕ ИОАННА

Наша Христианская Церковь, как тело, затрудняется и практически лишена возможности принять какое-либо дополнение или поправку к своим догматам, и это отчасти понятно. Однако даже если я могу оправдать такую позицию церкви по отношению к высказываниям случайных лиц, я затрудняюсь понять её двойственное отношение к Откровению Иоанна Богослова. Речь здесь идёт о произведении настолько пророческом, насколько и воспитательном, которое, как нас учат, написано не каким-то простым человеком, не каким-либо богословом, каким-либо Отцом Церкви или «каким-либо» Апостолом, а тем, учеником «которого любил Иисус»61. Несмотря на это, только в 6-ом веке по Рождестве Христовом оно стало кое-где признаваться как подлинное, но даже и сегодня отношение тела Церкви к Откровению далеко не таково, как к другим официальным текстам Нового Завета.

Блажен читающий и слушающие слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нём; ибо время близко62.

13. СВЯЩЕННОЕ ПРЕДАНИЕ

Возникает вопрос: может ли изучение Священного Предания само по себе ответить с достаточной ясностью на многосторонние взаимосвязанные вопросы самопознания, поставленные выше, а также на многие другие? То есть, может ли «неверующий» исследователь, ищущий свой путь, или последователь иного вероисповедания – или даже крещёный, но созревший для вопросов Христианин, посредством такого изучения найти в Священном Писании или в Священном Предании Христианской Церкви элементарно удовлетворяющие ответы на эти вопросы? Мне думается, что это возможно лишь в небольшой степени. Ведь и Апостол Павел пишет:

И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе63.

Даже если кто-то второпях и легкомысленно отделяет себя от стадии младенческой духовности, о которой говорил Апостол народов, уверен ли он, что обладает достаточной духовностью, чтобы справиться с «объёмом» информации, о котором говорил Сам Христос и показать при этом истинное смирение?

Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить64.

Поскольку Апостолы Господни, к которым Он обращался, и сами не имели в начале того духовного величия, чтобы воспринять знания, которые Он хотел им передать, Он обещал после Распятия послать им Утешителя, Святого Духа Истины:

Когда же придёт Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину: ибо не от Себя говорить будет, но будет говорить, что услышит, и будущее возвестит вам65.

Поскольку Христиане веруют, что они снова увидят Христа во время Второго Пришествия, ныне на Святого Духа возложена миссия когда-нибудь, каким-либо образом «наставить нас на всякую истину», продолжать заполнять пробелы в наших знаниях. Мы всегда говорим о Святом Духе как о Единосущной и Нераздельной Ипостаси нашего Триединого Бога. Мы говорим о Святом Духе, чьей помощи все мы, Христиане, ищем и надеемся удостоиться, чтобы он просветил нас. Мы говорим о Святом Духе, Который куда хочет и когда хочет приходит, и Который даёт каждому, сколько хочет дать. Он просветил Апостолов и Отцов нашей Церкви, тех, кто после Господа продолжили строить новое, обогащённое и изменённое Священное Предание, продолжая тем самым столь же Священное Предание, данное Евреям Богом-Отцом. Он Тот, Кто не только просветил их, какие Небесные Чудеса открыть, но и какие скрывать от нас в продолжение их земной жизни, и это касается не только Апостола Павла, но и многих Святых Отцов наших, которые – какой бы путь не был избран для них, достигли провидческого знания.

Знаю человека во Христе […]· (в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке (только не знаю – в теле или вне тела: Бог знает), что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать66.

14. СВЯТЫЕ ОТЦЫ

В наши дни одним из самых плодовитых теологов, уже составившим богатое собрание своих писательских трудов, является Митрополит Диоклийский Каллист (Уэр), произведениями которого я восхищаюсь, поскольку они включают в себя даже перевод «Добротолюбия» на английский язык. Его книгу «Враги и друзья» я нашёл чрезвычайно полезной, поскольку она, основываясь на позиции Святых Отцов нашей Церкви, собирает вместе и подытоживает немало деликатных проблем. Таким образом, читатель, неискушённый в изучении текстов «Добротолюбия», обретает достаточно ясную картину о тезисах и антитезисах авторов в связи с догматическими и другими темами, такими как примерные вопросы, поставленные мной выше, в рамках разговора о самопознании. И, наверное, неожиданный, но явный вывод, к которому они приводят читателя, это отсутствие в нашем Священном Предании какой-либо ясности в отношении этих деликатных вопросов, а также и единогласия между всецело уважаемыми и Святыми Отцами Церкви.

«Итак, поскольку наша человеческая природа находится за пределами нашего совершенного понимания, нас не должно удивлять, что у греческих Христианских авторов нет одного-единственного определения для души, с которым согласятся все»67.

«Хотя подобие «по образу Божию» считается чем-то самим собой разумеющимся, ни в одном аутентичном источнике – ни в Писаниях, ни в Никео-Константинопольском Символе Веры (381 г.), ни даже в догматических постановлениях семи Вселенских Соборов (325-787 гг.), мы не найдём никакого ясного высказывания, которое уточнило бы черты самого пребывающего в нас «образа»68.

«Большинство греческих Христианских авторов, действительно, связывают божественный образ с душой и отрицают в нём какое-либо участие тела. Однако, хотя это мнение большинства, оно не является общим мнением. Существует значительное меньшинство, которое связывает божественный образ со всем человеческим существом, вместе с телом, душой и духом»69.

«Пятый Вселенский Собор […] официально отрицает, что душа может существовать прежде тела. Тело и душа обретают существование одновременно»70.

«Далее этого основного тезиса о фундаментальном единстве тела и души, официальная догма восточного христианства не идёт»71.

Каждый человек может получить ясное представление о том, какова сегодня позиция доминирующей официальной Православной Христианской Церкви, которая следует из заключений Вселенских Соборов, и как она обоснована:

«Отделение души от тела, во время телесной смерти, не является ни определённым, ни окончательным, поскольку они вновь соединяться во время Второго Пришествия Господа, в последний день и с тех пор будут сосуществовать вечно в будущих веках»72.

«Так как Воскресение Христово являет собой основу и пример нашего будущего воскресения, получается, что и мы, по своём будущем воскресении в последний день, будем иметь тело, которое в значительной степени будет таким же, как и сегодняшнее. Будет подлинное продолжение. […] Они воскреснут в том же теле, которое имеют теперь»73.

Позиция Церкви выглядит понятной, но:

«Тем не менее, подтверждая это продолжение, большинство греческих Отцов Церкви, благоразумно избегают попыток объяснить в деталях, какова будет в точности связь нашего теперешнего тела с тем, которое мы получим по нашем воскресении»74.

«Отцы и Учителя Церкви во все века опирались на откровение о нашем подобии Богу, но не все и не всегда с одинаковой силой. Отчасти это оттого, что не все они стояли на одинаковом уровне познания Бога и Человека»75.

Итак, я считаю, что логичным и верным заключением из вышесказанного, будет следующее: приятие точки зрения одного человека не влечёт ни обязательного приятия её во всех деталях, ни полного приятия других мнений этого человека. Непогрешимости мы не признаём ни за одним человеком – во всяком случае, такая позиция провозглашается Православными Христианами! Было бы ошибочно сделать должное уважение к богословам, Святым Отцам нашей Церкви, – а точнее к форме их дошедших до нас сочинений, постоянным критерием для «догматического» отвержения любой крупицы иной или дополняющей их идеи. По крайней мере, если подобная идея была сформулирована не раз, пускай в различной форме, в разных точках Земли и в разные эпохи, но она, со всеми своими несовершенствами, по определению располагает всеми возможностями, чтобы состояться до наступления Второго Пришествия Христа, благодаря динамике познания, которое является продуктом времени и Божественной Воли, и благодаря некому водительству Святого Духа.

Я задался вопросом о том, как столькие люди могут смешивать святость Святых Отцов с непогрешимостью. Наверное, нелишне вспомнить, что изначальным, общим, необходимым и обязательным элементом, на основе которого некоторые наши собратья на протяжении веков причислялись к лику святых нашей Церковью (Святые, Преподобные, Мученики), была их глубокая Вера в Бога нашего, а вовсе не их богословские познания. И нет, совершенно очевидно, никакого сомнения, что богословы из Святых Отцов были просветлены Святым Духом – видимо, каждый в различной степени, и всё же это просветление не предстаёт в результате как простое, совершенно чёткое, всеохватное и полное понимание и толкование большинства истин.

Разве первоапостолы Пётр и Павел, несомненно, оба избранные и просветлённые одним и тем же Богом, не имели различных точек зрения, которые они и выражали довольно резко, пока не склонились к тому, чтобы признать друг друга братьями и детьми одного Отца?

Спрашивается, разве невозможно, чтобы тот из наших собратьев, который некогда достиг святости, и мы почитаем его как просветлённого Святого, изменил своё мнение на какую-либо богословскую тему на протяжении своей жизни? Человек, провозглашённый Святым, застыл в своём мнении на все темы от рождения или зрелости до самой смерти? Невероятно, чтобы свою точку зрения он выражал в очень узком кругу или же замалчивал? Невероятно, чтобы изменив свою точку зрения, он предпочёл бы не выражать его, дабы не нарушить единства76 тела Церкви?

«Следовательно, «Систематическое Богословие» […] не обязательно является общеприемлемым подходом к Христианскому опыту для всех Христиан. Православные теологи отмечали недостатки «Систематического Богословия» и говорят о «Тайном Богословии», подчёркивая таким образом бездоказательный, надлогичный и таинственный характер такого Богословия»77.

Подытоживая в двух томах своего произведения сотни приведённых отрывков из письменных трудов Святых Отцов, которые содержатся в «Добротолюбии», автор, могу сказать, во-первых, отразил в них уважение к переданному нам знанию, а во-вторых, в особенности это относится к Каллисту Ангеликуду, напомнил о той истине познания, которой многие из Отцов обладали, но не открыли нам.

«Ибо если бы Создатель не остановил сотворение сущих – не из-за необходимости, но лишь по Своей силе, мудрости, славе и величию, – вместо одного мира мы бы наверняка увидели мириады миров. Да и миры были бы не такими, какой мы видим сейчас, но совершенно незнакомые нам, превышеестественные и непостижимые. Душа не смогла бы вынести даже на мгновение славы, премудрого разнообразия и блистания их красоты: от изумления она бы рассталась с телом»78.

15. ВСЕЛЕНСКИЕ СОБОРЫ

Даже если признаётся, что некто, один из Святых Отцов нашей Церкви, не был непогрешим, верность непогрешимости Священного Предания в Православии объясняется коллективной непогрешимостью, которая проистекает из общности мнений наших Святых Отцов, из решений Вселенских Соборов и оправдывается долговечностью традиции.

Тем не менее, обстоятельное историческое исследование вопросов, связанных со Вселенскими Соборами, возбуждает обоснованные сомнения относительно способа принятия этих решений. Приятие предполагаемой непогрешимости соборов в силу их вселенского характера, часто происходит напоказ, но сама она совсем не подтверждается серьёзными историческими исследованиями многих уцелевших исторических архивов, протоколов и сочинений, учитывая, что такое изучение, помимо прочего, ясно обнаруживает, вероятно, социально необходимые! политическое вмешательство и тенденциозность79.

Исследователь убедится, что на протяжении тех немногих веков, когда созывались Вселенские Соборы, их решения были по отдельным темам порой диаметрально, вызывающе противоположны решениям предыдущего Собора. По причине этого объективного факта, мне неловко считать Святой Дух их единственным проводником или гарантом непогрешимости соборов.

Исторической точности ради, следует упомянуть, что Церковь никогда не осудила Оригена как поддержавшего идею перевоплощения, она осудила его как поддержавшего другие «дурнославия», сопряжённые с ней или нет. Это произошло на Поместном Соборе в Константинополе (543 г.), когда были осуждены его высказывания относительно первичности души, его идея апокатастасиса (о будущем всеобщем восстановлении, Прим. пер.) и Христологическая догма. Осуждение Оригена было утверждено позже, во время или сразу после Пятого Вселенского Собора (553 г.), который был созван с целью разрешения другой, несвязанной с этим, богословской проблемы.

16. ВОСКРЕСЕНИЕ

«Христос Воскрес из мертвых не в каком-нибудь новом теле, но в том же, в котором был прежде. Так Ученики узнали Его именно потому, что видели раны от Распятия на руках и ногах и на рёбрах Его»80.

Такое описание, сделанное Митрополитом Каллистом (Уэром), как я считаю, довольно хорошо объясняет причину, по которой Господь предпочёл появиться после Своего Воскресения в материальном теле – уже нетленном, но материальном.

Каждый из нас, беседуя со столькими людьми, сомневающимися или в физическом Пришествии Христа на Землю, или же в чудесах, свидетелями которых были другие, понимает, что несомненно одно: если бы Христос появился после Своего Воскресения в нематериальном Теле, это во все эпохи расценивалось бы учёными и неверующими как групповой бред и оптические галлюцинации верующих фанатиков. Этот аргумент, весьма распространённый и в наши дни, приобрёл бы ещё более веса, благодаря длинному временному отрезку, отделяющему нас от этого момента, а также из-за отсутствия «объективной» записи, к которой мы сегодня привыкли, располагая достижениями оптико-акустической технологии и информатики с интернетом.

Но неужели же материальное Тело, которое ощупывал Апостол Фома, олицетворяя ожидаемое вечное неверие разума и всех людей, было совершенно такое же, как то, в котором совершилось Его Распятие?

Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне81.

17. ДЕЙСТВИЕ-ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ

Как я уже говорил в начале пролога, есть множество, как причин, так и предлогов для возникновения противодействия этому произведению. По закону о действии и противодействии это и вовсе естественно, поскольку речь идёт о труде, который побуждает нас всех к мобилизации и действию, внутреннему и внешнему.

Лично я попытался отреагировать способом, который считаю положительным – то есть посредством многотрудного исследования, постарался связать три простых факта: что я родился человеком, что я крещёный Христианин и что я учился медицине, и с особым интересом изучал нервную систему и психические процессы. Решение получить образование было целиком моим выбором, который я считаю осознанным. Я почёл необходимым отозваться на своё внутреннее призвание и актуализировать как взрослый и сознательный человек, первые два факта, которые по нашему общепринятому взгляду, не были моим выбором: моё рождение и моё включение в некую религиозную общность с её догматами. Помятуя о том, что это касается следующих ступеней моего жизненного пути, когда я не буду более практикующим врачом, я решил почтить их подобающим вниманием.

Как человек, принадлежащий этой жизни, я обладаю опытом пережитых радостей и печалей, препятствий и борьбы, а также волнений, которые тревожат как индивидуумов, так и общества. Также моё знакомство как врача на протяжении 24-х лет с тысячами людей обогатило меня эмпирически, что позволяет понять становление более полно, как бы переживая вместе с этими людьми те жизненные этапы, когда расшатываются основы материального, общественно-семейного, физического и психического благополучия.

На самом деле, несомненно, что маршрут, пройденный мной, пока я занимался настоящим произведением, содержащим девять книг, хотя и характеризуется мной как положительная реакция и положительный исход, другими нашими собратьями станет рассматриваться как отрицательный опыт, как отклонение в сторону от Пути Истины. Пытаясь быть искренним – по меньшей мере, с самим собой! – я с трудом смогу отыскать какой-либо пункт в их противодействии, который я сам не прошёл бы ранее, такой же или близкий к нему. В результате, со своей позиции, я не могу расценивать любое утверждение, противопоставляемое написанному, как отрицательное само по себе.

Две проблемы я бы характеризовал негативно. Первая – это легкомысленный, поверхностный и фанатичный способ выражения какой-либо противополагающей реакции, данный феномен, к сожалению, живуч во все века. Он относится, прежде всего, к противникам высказываемых идей.

Существует и другое, значительно отличающееся негативное проявление, заметное в каждом жизненном аспекте многих современных людей: это «прохладца», вялость. Я не говорю о вялости в отношении вопросов, точки зрения на которые у людей расходятся, по причине разницы в подходе к любым личным или общественным, или же научным проблемам, и в их восприятии, а о подходе к Божественному, как об этом говорится в Откровении Иоанна Богослова:

Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих82.

Под «тёплым» подразумевается равнодушный, тот, кто равнодушно проходит мимо вопросов, касающихся его самого и его места во Всём, тот кто держится на «безопасном» расстоянии как от Истины, так и от многого, противоположного ей, или же предпочитает «меньше знать». На социальном и межличностном уровне эта прохладца-вялость предпочтительнее, чем позиция противоборства, как более «цивилизованная». Но действительно любопытно, что, по-видимому, этот непостижимый Бог Христиан предпочитает активных и фанатичных, самоопределившихся как «неверующие», тем, кто ещё лишён достаточно чёткого восприятия или знания, тем, кто стремятся активно и непрерывно защищать свою идейно-чувственную теплоту и телесную вялость. Пример обращения Апостола Павла из страшного гонителя Христиан в Апостола народов, конечно чрезвычаен, но показателен.

18. АКТУАЛИЗАЦИЯ

Время нашей земной жизни течёт, и никто не ведает её срока. Параллельно с оправданными хлопотами по обеспечению наших насущных нужд, видимых или очевидных, я осознаю всё более глубокую существенную потребность удовлетворить наше внутреннее «я», то, о котором большинство согласится, что оно имеет некоторые перспективы в вечности.

Наше Священное Предание мне кажется началом верной дороги, а не источником для читателей, ищущих ответов на элементарные вопросы, которые их волнуют, по существу. Общества эволюционируют, науки прогрессируют, мы не можем ждать, когда новый Вселенский Собор предпримет попытку дать ответы на эти бесчисленные возникающие вопросы. К тому же, никто из нас не может знать, что именно даётся Небом каждому просветлённому Святому Отцу нашей Церкви, что было и что не было дано, что и когда ему будет дано.

Лично я считаю, что если бы даже Святым нашим Отцам стали доступны мудрые пояснения, данные и представленные нам в девяти книгах серии «КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ», то многие их духовные поиски были бы удовлетворены. Почтенные Отцы не противились тому цельному знанию, которое представлено в этих девяти томах. Они обоснованно противились другим теориям о множественных воплощениях, которым действительно не хватает логики. Сегодня, как мне кажется, попытка полной идентификации с сочинениями Святых Отцов во всех их деталях, даже сделанная с наилучшими намерениями, что по определению невозможно, поскольку, как было сказано, многие точки зрения разнятся между собой, напоминает попытку еврейского жречества сохранить своё в остальном почтенное и богоданное Священное Предание Пророков Ветхого Завета.

19. СЕЙ-ЧАС

Еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить83.

Само собой разумеется, что знание, данное нам, неполно. Разве знает кто-нибудь из людей, когда Бог станет судить, и каким образом будет судить о том, что с нами будет, или когда, и всем ли или некоторым, Он откроет то дополнительное духовное знание из тех, о которых нам было сказано, что мы ещё, как люди, не готовы его воспринять?

Если Христос больше не воплотится, то как мы «дозволим» Богу дать нам новые знания?

Любопытно, Святой Дух в качестве водителя Христиан, после Пришествия Христа во плоти среди нас, имел или не имел «право» дополнять или исправлять какие-либо уже переданные нам знания, когда и как Он пожелает?

Должны ли мы будем снова «распять», пусть даже в переносном смысле, тех посредников, которых Он когда-нибудь изберёт по своим критериям?

Как Дух, располагает ли Он другим способом, нежели одним из видов духовного прозрения, существует ли для Него какой-нибудь «логический» или общепринятый научный способ действия?

Правильно ли это – прятать голову в песок перед Истиной, истиной как многогранной и многоступенчатой реальностью, в которой мы живём, и которая нам раскрывается различными способами, научно и эмпирически, на личном и на общественном уровне, и смириться с тем, что принятое за догму никогда не будет дополнено? Спрашивается, когда же это будет сделано, неужели только во Второе Пришествие, которое веками целые народы подстраивают к тому, что подсказывает им их собственная фантазия, тогда как другие, в соответствии с другой фантазией, ещё ожидают «Первого Пришествия», прибытия Мессии?

Ибо, если через Ангелов возвещенное слово было твёрдо, […] то как мы избежим, вознерадев о толиком спасении84?

Ибо истинно говорю вам, что многие пророки и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать, что вы слышите, и не слышали85.


8 См. Грис Генри & Дик Уильям, «Новые парапсихологические открытия в Советском Союзе», перевод А. Нану-Тсакали, Афины: Изд. «Σύμπαν», 1982 г.

9 См. Вайс Брайан, «Та же душа, Много тел», перевод с фр. Д. Κуцуκис, Афины: Изд.: Καστανιώτη, 2017 г.

10 Лигоменидис Панос, «Становление», Афины, Изд. «Δίαυλος», 2012 г., Гл. Δ4.8, «Ограничения в рационалистическом описании и в понимании физического мира», стр. 93.

11 Лигоменидис Панос, «Становление», см. выше, Гл. Δ4.1, «Понятийная база знания о физическом мире», стр. 80.

12 Лигоменидис Панос, «Становление», см. выше, Гл. Δ8.9.1, «Смена ментальности», стр. 164.

13 Псалтирь, Пс. 90:11-12 – От Матфея 4:6 – От Луки 4:10-11.

14 От Матфея 18:10.

15 Ангел: по-гречески Άγγελος (в прямом смысле) посыльный, податель хороших / плохоих новостей.

16 См. От Матфея 28:2-5 – От Луки 1:11-13, 1:30, 2:10 – Деяния 10:3-4.

17 Деяния 7:53

18 Евреям 2:2.

19 Откровение 1:1.

20 Откровение 22:16.

21 От Иоанна 7:20.

22 От Иоанна 8:48-49.

23 От Иоанна 8:52.

24 От Иоанна 10:20.

25 От Матфея 11:18.

26 Деяния 7:51-52.

27 От Матфея 5:17. Правильнее было бы «дополнить», а не «исполнить» [Прим. ред.]. Греческий глагол «πληρώσαι» может быть понят и как «дополнить», и как «исполнить» [Прим. пер.].

28 От Матфея 23:13.

29 От Иоанна 15:16.

30 От Иоанна 15:19.

31 От Иоанна 3:8.

32 Евреям 2:4.

33 1 Коринфянам 12:4-11.

34 1 Коринфянам 14:20.

35 2 Коринфянам 13:13.

36 1 Коринфянам 14:1.

37 1 Коринфянам 14:31.

38 См. Пападояннис Эммануил, «КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Восемь Книг Истины», см. выше, «Сущность зла».

39 От Иоанна 19:11.

40 Наиболее известны Св. Рафаил, Св. Николаос и Св. Ирини. Менее известны те, кто пострадал с ними вместе, или ранее на том же месте, и которых наша Церковь ныне также почитает: Василиос, Мария, Рафаил, Феодорос, Ставрос, Евфросини, Св. Олимпия и др. См. Димитриос, Митрополит Гумениссы, Аксиуполеоса и Поликастры, «Жизнь из гроба», Гуменисса: Монастырь Святых Рафаила, Николая и Ирины в Гумениссе, 2006 г.

41 1 Коринфянам 11:13-15.

42 1 Иоанна 4:1-3.

43 1 Коринфянам 12:3.

44 Деяния 17:28.

45 См. Пападояннис Эммануил, «КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Восемь Книг Истины», как выше, «Вселенское единство».

46 Иустин, «Вторая апология Христиан», в «Греческой Патрологии» под ред. Ж.-П. Миня, том 6, Афины: «Κέντρο Πατερικών Εκδόσεων», 2001 г., стр. 465:13.

47 Иакова 2:5.

48 Псалтирь, Псалом 3:2.

49 См. ЧУДЕСА НЕБЕСНЫЕ – ПОТАЁННЫЕ ИСТИНЫ (КНИГИ НАСЛЕДИЯ ИСТИНЫ – Девятая Книга), Полное распоряжение волей. Свобода движения ума.

50 Ефесянам 6:12.

51 Ефесянам 6:13-16.

52 Римлянам 8:14-15.

53 От Матфея 16:24.

54 От Иоанна 8:32.

55 Срав. Сахас Даниил, «Семя Авраамово», Афины: Изд. «Ιωλκός», 2011 г., «Ереси», стр. 308.

56 Срав. также От Марка 8:34.

57 Лигоменидис Панос, «Становление», см. прим выше, Гл. Δ8.8, «Роль человека: Коммуникативность сознания всего человечества», стр. 162.

58 Лигоменидис Панос, «Становление», см. прим выше, Эпилог тома №5, стр. 121.

59 Лигоменидис Панос, «Становление», см. прим выше, Гл. Δ7.6, «Наше общество в эпоху сомнений и социальной неразберихи», стр. 138.

60 Сахас Даниил, «Семя Авраамово», Афины: Изд. «Ιωλκός», 2011 г., «Богословское образование», стр. 216.

61 От Иоанна 21:20.

62 Откровение 1:3.

63 1 Коринфянам 3:1.

64 От Иоанна 16:12.

65 От Иоанна 16:13.

66 2 Коринфянам 12:2-4.

67 Уэр Каллист, Митрополит Диоклийский, «Враги и друзья», Афины: Изд. «Εν Πλω», 2015 г., см. прим. выше, «Душа по представлениям греческих Отцов Церкви», стр. 38.

68 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 40.

69 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 41.

70 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 43.

71 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 48.

72 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 43.

73 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 45

74 Уэр Каллист, «Враги и друзья», стр. 45.

75 Сахаров Софроний, «Видеть Бога как Он есть», перевод с рус. Архимандрита Захария, издание 3-е, адаптированное к димотика, Эссекс, Англия: Иоанно-Предтеченский монастырь, 2014 г., «О личном начале…», стр. 295.

76 Когда мы так упрощённо говорим о единстве Христианской Церкви, полезно вспомнить, что на сегодняшний день зарегистрированы тысячи исповеданий. Разве расколы в теле Церкви не начали формироваться уже в первые годы Христианства, те, о которых упоминает и Ап. Павел, обращаясь к Коринфянам (см. 1 Послание Коринфянам, 1:10). Смею выразить моё следующее убеждение: насколько отличается в частностях внешность миллиардов людей, настолько различны, в значительных или бесконечно малых подробностях, идеи и представления о христианской действительности у всех нас. Православная Христианская Церковь уже 100 лет не может разрешить сообща и с христианской любовью свою внутреннюю проблему с принятием одного или другого календаря, реально ли ожидать, что она сможет дать ответы на вечные и сложные богословские вопросы?

77 Сахас Даниил, «Семя Авраамово», см. прим. выше, «Богословское образование», стр. 216.

78 Патриарх Каллист [Ангеликуд], в «Добротолюбии», том 5 [2002], «О созерцании», Ст. 27.

79 См. Афанасиади Полимния, «Подъём единославия в поздней античности», перевод с фр. Ир. Митуси, Афины: Изд.: Εστίας, 2017 г., стр. 96-106, и др.

80 Уэр Каллист, «Враги и друзья», см. прим. выше, «Душа по представлениям греческих Отцов Церкви», стр. 45.

81 От Иоанна 20:17.

82 Откровение 3:16.

83 От Иоанна 16:12.

84 Евреям 2:2-3.

85 От Матфея 13:17.

ΚΕΦΑΛΑΙΑ

ΠΡΟΛΟΓΟΣ

ΟΥΡΑΝΙΑ ΘΑΥΜΑΤΑ
ΚΡΥΜΜΕΝΕΣ ΑΛΗΘΕΙΕΣ
Το Ένατο Βιβλίο